В движении. Городское развитие через призму миграции

Дата:
21.09.2015
Спикеры:
Андрей Якимов; Ольга Сезнева; Ольга Ткач; Ян Рат
Организатор:
Университет

17:00 - 20:00, конференц-зал, открытый форум с участием социологов, урбанистов, девелоперов, представителей власти и общественных организаций, организованный ЕУСПб в партнерстве с Голландским институтом. Мероприятие проводится при поддержке Генерального консульства Нидерландов.

Города и миграция: какая взаимосвязь существует между ними? Историки много писали о том, что город обязан своим существованием массовому перемещению населения из сел в период индустриализации. В ХХ веке миграция приобрели новые масштабы, стали развиваться новые направления и возникать новые модели. Распад колониальной системы, либерализация рынков и глобализация привели к всплеску мобильности и возникновению транснациональных связей. Какое влияние все эти изменения оказали на Город, городскую среду и городскую политику? Какие новые пути развития наметились в ответ увеличение социального и культурного многообразия городского населения?

В центре нашей дискуссии опыт двух городов: Амстердама и Санкт-Петербурга. Оба города – центры экономической и политической жизни двух стран, развитие которых в последние два десятилетия было определено международной миграцией. Оба города – центры культуры и дизайна. Оба города – места, где слово мигрант вызывает негативные ассоциации, посколько в нем сложным образом кристаллизуются представления об этничности, статусе и паттернах переезда. Поэтому цель нашего форума – вынести на открытое обсуждение, как реалии современных миграционных процессов на самом деле влияют на городское развитие, и как они могут плодотворно использоваться для стимулирования развития города.

На форуме выступали:

  • Ян Рат, Профессор Амстердамского университета, специалист по миграции и городскому развитию.
    Тема доклада: Разделенный город: две миграции, два стиля жизни, одна структура управления.

  • Ольга Ткач, социолог, Центр независимых социологических исследований (ЦНСИ), СПБ.
    Тема доклада: Трудовые мигранты в Санкт-Петербурге: дома и в городе.

  • Андрей Якимов, социолог, Просветительский фонд поддержки и развития просветительских и социальных проектов ПСП-Фонд , Санкт-Петербург.
    Тема доклада: «Петербург - узбекский город»: этнокультурное измерение интеграционных процессов.

  • Ольга Сезнева, Профессор Урбанистики Европейского университета, специалист по культуре и городскому развитию.
    Тема доклада: Как «высокое» и «низкое» в определении миграции влияют на тип городского развития.

 

13 марта в конференц-зале Европейского университета состоялся открытый форум при поддержке Генерального консульства Нидерландов в Санкт-Петербурге и Голландского института в Санкт-Петербурге, посвященный тематике миграции и развития городов. Основное внимание было уделено примерам Санкт-Петербурга и Амстердама как «открытым» городам с высокой долей миграционного населения.

Особенностью данного форума была попытка превзойти традиционные представления о миграции как явлении национальном и этническом - своеобразный «национальный методологизм». Поэтому участники форума рассматривают город и городское пространство как основную рамку для анализа запускаемых миграцией процессов и того, каким образом город на данные миграционные процессы отвечает. На форуме выступили такие специалисты в области урбанистики и миграции, как Профессор городской социологии Ян Рат (Амстердамский университет), Ольга Ткач – социолог из Центра независимых социологических исследований (Санкт-Петербург), Андрей Якимов – представитель благотворительного фонд поддержки и развития просветительских и социальных проектов «ПСП-фонда» (Санкт-Петербург), со вступительной речью выступила Ольга Сезнева, Профессора урбанистики Европейского университета (Санкт-Петербург, Амстердам).

 

Профессор Ян Рат:

Почему основное внимание исследователей обычно уделяется кросс-национальной мобильности, а не другим ее видам? Это вопрос дискуссионный. Но кажется плодотворным рассматривать миграцию в рамках урбанизации. В этом смысле миграционные процессы запускают в городе разного рода трансформации, связанные с необходимостью предоставления жителям города жилья и безопасности, а также делают города этнически и культурно «разнообразными».

Здесь возникает вопрос о том, почему города становятся такой привлекательной площадкой для миграции? Первоначальным стимулом жить в городах и оседать стал аспект защищенности и безопасности городского образа жизни по сравнению с кочевым. Сегодня города, ставшие центрами миграционных процессов, привлекают новых жителей по экономическим мотивам: так экономика становится драйвом развития города, что мы можем наблюдать на примере Чикаго. Кроме того, такие города имеют тенденцию к превращению в мега-город, присоединяя к себе соседние территории, как, например, это происходит с Шанхаем. На сегодняшний день мы можем говорить о появлении новых типов мигрантов, о росте роли сервисной экономики и развитием культурных индустрий, привлекающими профессионалов высшего звена в своих областях и иностранных инвесторов.

Интересно то, что описывая городское разнообразие, в основном подчеркивают его позитивное влияние для городского развития, однако этническое разнообразие в результате миграционных процессов оценивается как проблема: концентрация эмигрантов рассматривается как неудавшийся проект культурной и социальной интеграция. Однако я хочу подчеркнуть на примере Чайнатауна в Амстердаме, что этнические предприниматели не только создают новые рабочие места, но также развивают и мобилизуют в рамках городского пространства различные социальные сети, предлагают «другие» формы товаров и сервисных услуг, привносят «жизнь» и разнообразие, в том числе в качестве туристической ценности, на улицы города и в соседские кварталы. Так, этот сегмент города, будучи до заселения эмигрантами из Китая небезопасным и непривлекательным районом города, был джентрифицирован, однако это не привело к необходимости группы перемещаться в другие районы. Значит, миграции способны изменять локальные пространства в позитивном ключе.

 

Ольга Ткач
Трудовые мигранты в Санкт-Петербурге : дома и в городе:

В рамках доклада представлены результаты нескольких исследований сотрудников Центра Независимых Социологических Исследований, проведенных за последние несколько лет. Исследовательский интерес направлен на внетрудовую сферу миграции: исследуются смысловые нагрузки понятия «дом», типы мигрантских домов, связки «дом-работа», досуг мигранта и способы освоения мигрантом городского пространства.

Дом мигранта – это сложный концепт, который может пониматься различными способами. Доклад раскрывал понятие дома как жилища, личного пространства мигранта. Типы жилища мигрантов выделяются с опорой на то, какой агент способствовал обретению этого жилья. Первый тип, выделенный по данному критерию, – самостоятельно найденное жилье. Его обеспечивает рынок недвижимости, который, однако, настроен достаточно недружелюбно по отношению к мигрантам. В отличие от многих европейских городов, в Петербурге не сложилось отдельных районов, занимаемых мигрантами, или образованных ими анклавов. Чаще всего мигранты находят временное жилье в плотнонаселенных коммунальных квартирах в разных районах города, разделяя жизненное пространство с множеством незнакомых людей – своих соотечественников. Мигрируя с одного такого «перевалочного пункта» к другому, мигранты накапливают социальный капитал и расширяют сети знакомств. Впоследствии мигранты могут переезжать на новые места с уже неслучайными соседями; неизменным остается лишь основные принципы экономии средств и максимально эффективного использования жизненного пространства съемного жилья.

Жилища мигрантов воспринимаются ими как место для ночлега, но не как «свой» дом, которых хочется обжить и сделать уютным. Скромность материального оснащения объясняется высокой мобильностью мигрантов: в любой моменты они должны быть готовы к быстрой смене жилища. Внимание уделяется, скорее, не удобствам, а тем отношениям, которые складываются с окружающими людьми, с соседями.

Второй тип жилья – это помещения, предоставленные работодателем. Такое жилье может быть как индивидуальным, так и коллективным. Мелкие предприниматели часто организуют для мигрантов, в т.ч. нелегально работающих, жилье в подсобках и других непредназначенных для жизни помещения, что позволяет минимизировать издержки и самому мигранту, и работодателю. В таком случае труд мигранта часто эксплуатируется сверх нормы, а отсутствие пространственной дистанции между домом и работой вызывает напряжение.

Коллективное жилье может позволить себе более крупная компания, которая поддерживает постоянный процент нанимаемых среди мигрантов сотрудников. Контроль над сотрудниками все также позволяет использовать их труд сверхурочно, однако наличие дистанции между работой и домом, а также легальный статус позволяет мигрантам тратить свободное время на освоение городского пространства и проведение досуга.

Другими агентами предоставления жилья являются диаспоры или консульства. Существуют и государственные проекты строительства доходных домов для мигрантов, стартовавшие в 2011 году. Сейчас таких домов на территории Петербурга двенадцать: они построены по принципу общежития с общими комнатами и удобствами; проживающему предоставляется спальное место. Арендует такое жилье работодатель, и он же несет ответственность в случае нарушения сотрудником правил пользования.    

Особый исследовательский интерес представляют проекты миграционных центров, находящиеся сейчас на стадии рассмотрения в государственных органах. Центры предоставляют не только жилье, но и образовательные программы и рабочие места; с их помощью планируется избежать «негативного восприятия» мигрантов «местным» населением города.

Однако жизнь мигрантов в городе не ограничивается домом и работой. Если раньше исследователи отмечали сильную привязанность «обжитых» мигрантами пространств к точкам «работа» и «дом», то последнее время, в связи с появлением у мигрантов времени на проведение досуга, они активно осваивают разные типы городских общественных пространств: исторический центр, парки, торговые центры, кафе и т.д. Некоторые городские пространства «приватизируются» мигрантами, например, на время религиозных праздников; появляется «своя» инфраструктура, организуются «свои» события. Увеличение числа рабочих мест и легализация статуса мигрантов открывают для них новые трудовые сферы, такие, как транспорт, жкх и др. Меняются сценарии миграции: все меньше стремятся они накопить больше средств для отправки на родину, все реже откладывают жизнь «на потом».

Таким образом, высокая степень мобильности мигранта в городе (подвижность места жительства, подвижность вещей, функциональность обстановки, свобода выбора окружения и района проживания) позволяет ему лучше осваивать городское пространство и увеличивать социальный капитал. В результате положение мигранта в городе стабильно: чем больше он двигается и расширяет сети отношений, тем лучше он интегрируется. Попытка же разного рода агентов «закрепить» мигранта на одном месте, обезопасить его от города и город от него, напротив, ведет к низкой интеграции, препятствует укоренению в городе.


Андрей Якимов
«Узбекский Петербург»:


Данный доклад посвящен описанию культурного портрета мигрантского города. Понятия «миграция», «мигрант» в российском общественном дискурсе прочно связаны с этнической принадлежностью. Эти слова чаще всего звучат в контексте обсуждения увеличивающего потока трудовых мигрантов из стран Средней Азии в российские города.

В среде самих мигрантов существуют представления о том, какие этнические группы репрезентируют конкретные города: Санкт-Петербург при таком рассмотрении является «узбекским» городом, поскольку большая часть трудовых мигрантов в его границах являются этническими узбеками или гражданами Узбекистана. По официальным данным, в Петербурге проживают от 300 до 500 тысяч приезжих из Узбекистана. Узбекистан является одной из наиболее влиятельных стран Средней Азии. Узбекский язык и массовая культура широко распространены в соседних Кыргызстане и Таджикистане; вследствие этого сообщество трудовых мигрантов в Петербурге также общается на узбекском языке.

Уже упомянутое словосочетание «Петербург – узбекский город» возникло в средствах массовой информации несколько лет назад. Оно призвано обратить внимание на масштабы «строительства» альтернативного Петербурга в рамках существующего. Диаспорные организации, общественная деятельность которых направлена на поддержку «Узбекского Петербурга», можно назвать «архитекторами» этого города. Они выстраивают свою инфраструктуру, организуют информационную поддержку «Узбекского Петербурга», формируют интерес потребителей этого города.

Инфраструктура «Узбекского Петербурга» состоит из двух уровней: первый – это инфраструктура миграции, т.е. все легализующие ее государственные институции и коммерческие агенты и транспортная система. Второй уровень – это инфраструктура адаптации мигрантов, включающая проживание в городе, сети «своих» заведений и организаций (кафе, клубов, неформальных детсадов и др.), события «для своих».

Информационную поддержку Узбекского Петербурга осуществляют два печатных издания, существующих на средства узбекской диаспоры и различных фондов. Это газеты, которые позиционируются как созданные мигрантами для мигрантов, они издаются на русском и узбекском языках.

Потребителями Узбекского Петербурга являются, в первую очередь, работодатели, заинтересованные в трудовой силе и запрашивающие ее через специально созданные аутсорсинговые агентства. Известно, что рабочее время мигрантов в полтора раза превышает разрешенное Трудовым кодексом РФ, в то время как зарплата оказывается в полтора раза меньше средней по городу. Актуальна проблема нелегального труда мигрантов, а также проблема растущего рынка незаконных сексуальных услуг, в который вовлечены женщины-мигранты.

Среди препятствий строительства «Узбекского Петербурга» можно выделить следующие. Во-первых, это индивидуалистический характер адаптационной траектории. Не все мигранты знают, что существует диаспора, и не все хотят быть с ней связанными. Во-вторых, это экстерриториальность: в Петербурге существуют кластеры компактного проживания мигрантов, но они не ярко выражены и не представляют собой целые кварталы. Расселение происходит по принципу землячества: мигранты ищут в качестве соседей тех, кто является выходцем из их родных мест.

В каком направлении будет развиваться «Узбекский Петербург» в ближайшее время и в каком пространстве «прорастет» – пока остается не ясным.

Анастасия Головнева, Любовь Чернышева