Однажды в Новосибирске: человек, который выпестовал город. Интервью аспиранта Павла Романова

Дата:
03.09.2020
Организатор:
Факультет истории
Рубрика:
Публикации в СМИ

21 августа в гостях радиостанции «Городская волна» (101.4 FM) побывал историк, аспирант Европейского университета в Санкт-Петербурге Павел Романов. Павел рассказал слушателям передачи «Вечерний разговор об истории Новосибирска» историю Николая Павловича Литвинова — ново-николаевского предпринимателя и общественного деятеля XX века. Николай Литвинов известен тем, что участвовал в выкупе земель Ново-Николаевска (после 1926 года — Новосибирска) у Кабинета Его Императорского Величества и выпускал оппозиционную социал-демократическую газету «Голос Сибири».

Полную версию расшифровки интервью можно найти на сайте радиостанции.

 

«Евгений Ларин: 155 лет исполнилось в этом году со дня рождения Николая Павловича Литвинова — ново-николаевского предпринимателя и общественного деятеля. Об этом стоило сказать ещё в апреле, но время в нашей студии идёт несколько иначе, поэтому об издательском деле в Ново-Николаевске и о вкладе Николая Литвинова в развитие нашего города речь пойдёт сегодня в нашей главной рубрике.

В историческом календаре есть дата, которая станет сегодня в нашем разговоре отправной точкой. 17 августа 1916 года в Ново-Николаевске вышел первый номер социал-демократической ежедневной газеты «Голос Сибири».

Это произошло больше чем за год до революции. Надо полагать, что это была нелегальная подпольная газета, раз она социал-демократическая? Либо тогда ситуация складывалась как-то по-другому?

 

Павел Романов: Это газета была легальной, она выпускалась официально. В ней поднимали тяжёлые для Сибири того времени вопросы, но они были тяжёлыми и для всей Российской империи того периода. До этого они замалчивались цензурой. Но в основном газета писала на обыденные темы.

Там мы найдём множество происшествий из жизни Ново-Николаевска, других городов Сибири. Хотя газета поднимала и насущную повестку на злобу того дня, рассказывала о забастовках на предприятиях, в том числе на типографиях. В частности, на типографии Николая Павловича Литвинова в то время активно проходили забастовки.

Но главная «фишка» этой газеты была в том, что она объединила практически всех ссыльных, известных большевиков и социал-демократов, которые к 1916 году были сосланы в Сибирь, в частности, в Томскую губернию.

С точки зрения социал-демократической направленности состав редакции газеты «Голос Сибири» можно назвать «звёздным». В частности, там был историк мирового уровня, имя которого сейчас знают все профессиональные историки — Николай Рожков.

 

Евгений Ларин: И эти люди выступали там в качестве авторов и тем самым каким-то образом формировали общественное мнение?

 

Роман Павлов
Павел Романов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

 

Павел Романов: Да. Вообще это была не первая социал-демократическая газета в Ново-Николаевске. Первой такой газетой была «Народная летопись» — самая первая газета, которая была выпущена издательством Николая Павловича Литвинова. Она тоже имела социал-демократическую направленность.

Но «Голос Сибири» — это, конечно, значимая веха в истории Ново-Николаевска. Эта газета повлияла на становление революции, потому что редакционный состав «Голоса Сибири» сыграл решающую роль в революционных событиях в Ново-Николаевске 1917 года и в дальнейшем — в становлении советской власти.

 

Евгений Ларин: Чем же не угодил «Голос Сибири» большевикам? Известно, что через два года, в 1918 году, они закрыли газету.

Павел Романов: Это сложный вопрос. Во-первых, был издан декрет, согласно которому все издания должны были иметь коммунистическую, большевистскую направленность и, более того, принадлежать государству.

Интересно, что произошли какие-то трения между лидером ново-николаевских большевиков Петуховым, который до чехословацкого восстания фактически возглавлял город, и другими социал-демократами, которые были членам редакционного состава «Голоса Сибири».

Но кто такие ново-николаевские социал-демократы по политической направленности — сказать достаточно сложно. В основном это интеллигенция, это не рабочие и не крестьяне, которые должны были делать революцию. Это люди, получившие образование — самая настоящая интеллигенция.

 

Когда мы боремся против власти, мы все заодно, а когда мы эту власть свергли, становится понятно, что между нами много противоречий. Наверное, эти противоречия и сыграли свою роль в том, что «Голос Сибири» был закрыт. Газета пыталась бороться, но в итоге окончательно канула в лету.

 

Евгений Ларин: Как тогда обстояло дело с местной прессой? Насколько рынок масс-медиа был заполнен в Ново-Николаевске?

 

Павел Романов: Во-первых, стоит сказать, что газета в Ново-Николаевске, как и в любом другом городе Сибири и России, была наиболее важным источником информации. Единственным источником информации о происходящих событиях. А события, как известно, можно подавать под разным углом.

В связи с этим была достаточно жёсткая цензура печатных изданий, но в Ново-Николаевске они выходили. Самой известной была газета «Обская жизнь», которая выпускалась также издательством Николая Павловича Литвинова. Она освещала в основном местные события. 

 

Евгений Ларин: И, кстати, до сих пор узнаём о тех событиях именно из тех газет.

 

Павел Романов: Да, это очень интересный источник информации, очень важный. И важно то, что практически все выпуски отсканированы и доступны нам сегодня.

Также выходили томские издания, в частности, «Томские епархиальные ведомости» — газета томской консистории. И была газета «Томский листок», где публиковалась официальная информация, например, о чьих-то долгах, судебных разбирательствах.

 

Евгений Ларин: Мы знаем, что пионером издательского дела в Ново-Николаевске называют Николая Павловича Литвинова. Кто он, откуда и зачем к нам приехал?

 

Павел Романов: Николай Павлович Литвинов, действительно, был уникальной личностью. Он происходил из Пензенской губернии, из семьи каменщика и прачки. Мягко говоря, семья была небогатой. На самом деле — попросту бедной.

Отец Николая Павловича достаточно рано умер, он остался на попечении матери. Они жили очень бедно. Но неординарный характер Литвинова, таланты, которые он сумел в себе найти и реализовать, помогли ему выбиться в люди.

И выбивался он в люди достаточно непросто. Он пытался поступить в разные учебные заведения, но его туда не брали, как он пишет, из-за его сословного происхождения и низкого социального статуса. Денег у него не было, поступить было достаточно сложно. 

В 14 лет он устроился мальчиком в типографию — помогать, делать самую чёрную работу и жить там же. Из этого он почерпнул для себя знания, но при этом он успевал ещё и учиться ночами. А учиться он в итоге поступил, как сегодня бы сказали, в медицинский колледж.

На самом деле это были курсы фельдшеров, это было единственное место, куда его взяли. Ночами он учился и в дальнейшем сумел даже получить стипендию на обучение. Он был очень трудолюбивым человеком, и, благодаря тому, что он получил хоть какое-то образование, он тут же пошёл работать.

С работой ему тоже не очень повезло. Единственным местом, куда его пригласили, было то, что сегодня называется психоневрологическим диспансером — дом сумасшедших, как его тогда называли. Там работа была очень изнурительной. Фельдшеру приходилось делать всё самое сложное.

В дальнейшем он из Пензы перебирается в деревню работать фельдшером. И там он знакомится с врачом, который считал себя народником и пропагандировал в деревне народнические взгляды. В итоге из-за этого Литвинов попадает под следствие.

 

В эпоху Александра Третьего гайки закручивали достаточно сильно. За связь с народником Литвинову грозило уголовное преследование. Но в 1893 году он отправляется на строительство сибирской железной дороги.

 

Евгений Ларин: То есть его могли сослать в Сибирь, а он сам туда поехал?

 

Павел Романов: Да, он сам приехал и сделал, как он сам всегда считал, правильно. Приехал и поступил работать фельдшером при строительстве железнодорожного моста через Обь.»

 

Фото: Центр Ново-Николаевска в начале XX века. Музей Новосибирска