ДЕЛА БОЛЬШИЕ И МАЛЫЕ. Как начать думать о своем городе

 
27.02.2018
 
Центр «Res Publica»
 
Олег Паченков
 
Публикации в СМИ

Гражданское участие может быть более системным, чем гражданский протест

Статья Олега Паченкова продолжает цикл о политических свободах и республиканизме центра Res Publica Европейского университета в Санкт-Петербурге.

Противопоставление «малых» дел «большим» – ошибка. Взаимодействие граждан с властью в формате решения частных вопросов городской жизни не мешает изменению ситуации в стране, а является еще одним способом достижения этих изменений. Оно не препятствует борьбе за гражданские свободы, а способствует ей. Даже если это не всегда очевидно.

Протесты против улучшайзинга

В последние годы все чаще обнаруживается конфликт между двумя типами сторонников изменений в российском обществе. Обе стороны, как правило, разделяют базовые ценности, касающиеся уважения к личности и основных прав и свобод; обе стороны согласны, что сейчас этим ценностям и свободам внимания недостаточно и с этим нужно что-то делать. Но подход, стратегии и методы вызывают жаркие споры. «Только протестами, только критикой, борьбой и непреклонными требованиями граждан к чиновникам можно добиться изменений», – уверены одни. «Невозможно получить все сразу, нужно начинать с себя, своего двора, посильных задач и повседневной работы – менять ситуацию на практике, а не в лозунгах», – отвечают другие. Можно сказать, одни предпочитает революционную модель изменений, другие – эволюционную; одни максималисты, другие минималисты. Первые критикуют вторых за готовность к компромиссам, сосредоточенность на условных велодорожках и подобном улучшайзинге, отвлекающем активных граждан от якобы «действительно важных и серьезных вещей», и главное – за коллаборационизм, сотрудничество с властью в решении конкретных вопросов городской жизни, «вместо того чтобы менять всю систему». В действительности противопоставление ложно. Оба подхода направлены на изменение системы, они не лучше и не хуже друг друга, и каждый сосредотачивается на том, что упускает другой.

В долгосрочной перспективе главное, чтобы ⁠изменения были системными. Часто единственное, чего можно добиться ⁠протестами, критикой, жалобами, – это точечные уступки в режиме ⁠ручного управления, по решению конкретного высокопоставленного чиновника, будь то ⁠мэр, губернатор, премьер-министр или президент. Но ⁠это как раз и не является ⁠системным изменением в стране, привыкшей мечтать о «хорошем царе», обманутом «плохими боярами»; напротив – это способ воспроизводства существующего порядка вещей.

Но это не значит, что протестная активность ошибочна – для изменения системы необходимо регулярное давление на нее; просто этого недостаточно. Безусловно, нужную критическую позицию должна дополнять позитивная повестка, направленная на созидание, подразумевающая способность к диалогу. И вовсе не потому, что нужно договариваться с властью. А потому, что диалог – это важное качество гражданина; качество, без которого невозможно ни гражданское общество, единственно способное охранять гражданские свободы, ни реализация «права на город», о котором многие грезят, но не умеют им пользоваться, ибо это по определению право коллективное, и для его осуществления горожанам нужно уметь договариваться.

Противопоставление малых дел большим существует только в специфической логике дележа ограниченных ресурсов (характерной для чиновников), где все, что достанется одному, не достанется другому. Гражданская логика должна быть иной. Жизнь в городе следует рассматривать не как конечный ресурс и повод для борьбы каждого с каждым, но как разновидность общественного блага, вклад в которое – обязанность каждого ответственного гражданина, а все вложенное доступно всем и всем приносит пользу. Существуют разные формы самоорганизации граждан и их взаимодействия с властью ради общего блага, которые никак не мешают критической и протестной активности и не требуют отказа от политической борьбы, но решают параллельно другие, не менее важные задачи.

Контролировать нельзя делать

Контроль и критика – известные и привычные способы противодействия системе со стороны сознательных граждан, ощущающих несовершенство актуального положения вещей и возлагающих вину за это несовершенство на органы государственной власти. Последние понимаются, как правило, обобщенно – «государство», «чиновники». Одна из разновидностей этой позиции – жалобы на неэффективную работу чиновников. Это относительно устойчивый модус общения граждан с государством, хорошо известный с советского времени. Для риторики сторонников этой позиции характерны обвинительные категории – «должны», «виноваты», «заставить»; и, как правило, имеет место жесткое противопоставление «себя» (граждан) – «им» (чиновникам).

В последние годы именно эта позиция все чаще связывается с гражданской сознательностью: ответственным гражданином считается тот, кто зорко следит за работой госслужащих и государственных институтов и не дает им спуску, указывая на недоработки. Получившие распространение высокотехнологичные инструменты – жалобы через веб-сайты, приложения и официальные электронные приемные – сделали участие в этом образе взаимодействия граждан с чиновниками почти массовым.

Параллельно набрал популярность другой подход, именуемый DIY (от английского «do it yourself» – сделай сам). Особенно популярным это движение стало на фоне разочарования молодых людей перспективами участия в политической деятельности через существующие каналы, предполагающие карьеру на этом поприще. Подход «сделай сам» получил широкое распространение в среде так называемых городских активистов. Принято считать, что они отказались от идеи давления на власть в пользу тактических действий по изменению городской среды собственными силами. Именно эти действия иногда иронично именуют «улучшайзингом», подчеркивая его поверхностный и точечный характер, не затрагивающий якобы базовых устоев системы. Также участников деятельности в формате «сделай сам» упрекают в том, что они подменяют собой государство, давая чиновникам возможность продолжать бездействовать, а государственным институтам – оставаться неэффективными.

Такая общепринятая точка зрения на явление DIY упускает два момента. Во-первых, речь во многих случаях идет не о подмене, но о дополнении работы органов власти собственной деятельностью горожан. И действительно, если мы утверждаем, что это «наш город», почему нужные нам изменения в этом городе мы должны кому-то делегировать? Безусловно, часть действий по организации городской жизни требует специальных знаний, но есть и те, кто требует лишь знаний и навыков, доступных «обычным» горожанам, – в этом случае какая польза от посредника в лице «городских менеджеров»? Скорее это вред, ведущий к отчуждению горожан от города.

Во-вторых, критики DIY-подхода склонны рассматривать действия в формате «сделай сам» как локализованные и «мелкие»; из виду упускается то, что основной эффект происходящего кроется не в масштабе, а в системности. Между тем именно системный тактический подход стал в последние десятилетия одним из самых популярных в мировой практике трансформации городской среды, получив название «тактического урбанизма». Его основной принцип – «Легко. Быстро. Дешево». Обычно речь идет о том, что сами горожане простыми средствами меняют организацию городского пространства, подавая пример другим. Например, на выходные закрывают проезжую улицу, делая ее велопешеходной, на месте парковки размещают самодельную уличную мебель, сколоченную тут же из палет, или купленный в садовом магазине временный газон, организуют фестиваль еды на площади, обычно служащей для проезда и парковки машин, проводят фермерский или блошиный рынок на городской парковке и т.п. Это не требует конфронтации с властями – подобное вполне можно согласовать и в российских городах. Ресторанный день или фестиваль «Живые улицы» в Санкт-Петербурге – примеры такого подхода, реально меняющего город и жизнь горожан, пусть на короткое время. А затем горожане привыкают к тому, что в их жизни может быть место совершенно другим вещам и видам деятельности, функциям пространств и способам времяпрепровождения, чем те, к которым они привыкли. Тактические временные действия создают ощущение, что «бывает по-другому», и горожане, однажды познакомившись с «другим», получают вкус к нему, все чаще задумываются об этом, требуя его у властей или создавая его собственными силами, – в этом случае от чиновников требуется не мешать.

Совместная работа граждан над такими нехитрыми проектами, развитие социального капитала, местных сообществ, связей между государственными, частными и некоммерческими организациями приводит к изменениям не просто конкретных локаций в городской среде, но общественных институтов и процессов. А главное – к изменениям в голове и внутреннем мире самих горожан. Они начинают думать про себя, про город и про свои отношения с городом иначе; и многие вещи и действия, ранее труднопредставимые, начинают казаться естественными.

От «сделай сам» к «сделаем вместе»

Как вариант объединения усилий с целью изменить жизнь к лучшему возможны и механизмы участия граждан в работе органов местной власти – такие как партисипаторное проектирование или финансирование, когда горожане участвуют в трансформации среды и образа жизни городов или других поселений на разных этапах, от формулирования задач до принятия решений. В отличие от тактического урбанизма они не обязательно воплощают проект своими руками, но зато у них появляется гораздо больше возможностей. Они принимают решение о строительстве мостов, дорог, велодорожек, создании парков, прудов и других масштабных объектов. Эта возможность появляется благодаря готовности представителей власти, прежде всего исполнительной и муниципальной, сотрудничать с гражданами, разделить с ними часть своих профессиональных полномочий. Здесь модус критики-и-контроля не кажется наиболее подходящим: речь идет не о качественном контроле со стороны, а о том, что может быть сделано только в совместной работе. Здесь на смену лозунгу «Do it yourself» приходит предполагающее больше ответственности и озабоченности общим благом «Do it together» (DIT).

Например, разработка мастер-плана Амстердама уже давно начинается с того, что открывается публичная городская выставка и на ней горожанам представлены не результаты работы градостроителей, а только самые общие идеи развития. И вся выставка представляет собой не более чем инфраструктуру и повод для того, чтобы собрать мнение жителей о том, что представляет собой их город и как ему следовало бы развиваться в будущем, провести серию сессий «соучаствующего проектирования» будущего города совместно с различными группами горожан. Такая выставка – не финальный этап в работе над мастер-планом, а один из первых. Со временем она дополняется экспонатами – результатами работы горожан, их идей развития Амстердама, они представлены для обсуждения другим горожанам.

Смыслом и целью такого процесса – и мастер-плана города как такового – является не создание (как в случае российского генплана города) профессионального документа, недоступного для понимания никому, помимо профессионалов-архитекторов, но общественный договор, документ общественного согласия о целях и перспективах развития города. И уже результаты этого согласия ложатся в основу планировочных документов, становящихся указанием для работы градостроителей и архитекторов.

В стране, где даже общественные слушания насчитывают лишь несколько лет в качестве узаконенного механизма включения граждан в процессы принятия решений – а по факту представляют собой не более чем механизм информирования горожан о решениях, принятых без них и за них, – трудно представить себе такой уровень институционализации механизмов соучастия и диалога.

Как мы знаем на российском опыте, некоторые формы взаимодействия граждан с чиновниками используются властью для манипуляции, для легитимации своих действий, иначе говоря, они служат прикрытием, имитацией участия людей в принятии решений. Это неудивительно, это один из первых этапов работы с подобными механизмами в обществе, где подобной традиции пока не существует. Американская исследовательница Шерри Арнстейн в 1960-х годах сформулировала идею о «лестнице гражданского участия», состоящей из восьми ступеней развития – от манипуляции мнением жителей внизу «лестницы» до полноценного участия в формулировке идей и принятия решений на ее вершине. Перепрыгнуть через несколько ступеней лестницы сложно или невозможно; вероятно, обществу нужно проходить ступень за ступенью, и если этот путь насчитывает лишь несколько лет, не стоит удивляться, что мы пока не ушли от формата в лучшем случае информирования населения, в худшем – манипуляции. Но мы не обязаны с этим мириться: важно отдавать себе отчет в том, что происходит, и стремиться к более совершенным и полноценным форматам.

Новые граждане, новые города

Главное, что производят проекты, ориентированные на логику «сделай сам» и «сделаем вместе», – они меняют людей, горожан, составляющих город. Сильная сторона этого подхода как раз в том, в чем ему часто ошибочно отказывают, – в стратегическом мышлении, которое кроется за набором тактических действий. В отличие от стремления уже сегодня «заставить работать» нынешних чиновников (от чего сторонники DIY тоже не отказываются) он направлен в будущее, в котором сегодняшние молодые активные люди станут взрослыми горожанами и новые депутаты с чиновниками будут рекрутироваться из новых граждан, мыслящих о себе, о городе, о его жизни и жителях иначе. Таким образом, трансформация системных механизмов произойдет постепенно со сменой людей, занимающих позиции законотворцев и управленцев.

Одновременно с этим новые механизмы сотрудничества горожан с органами власти приводят и к возникновению новых институтов, построенных не на противопоставлении «чиновников» и «жителей», но на консолидации их усилий – институтов, в принципы работы которых заложено сотрудничество, умение договариваться и приходить к совместным решениям в интересах общего блага. Сегодня их работа затрудняется тем, что участники процесса по обе стороны воображаемой границы «граждане/чиновники» не обладают необходимыми для конструктивного диалога компетенциями – доминируют более привычные форматы борьбы и противостояния. Тем более необходимы новые форматы и пространства, в которых нынешние чиновники и горожане могли бы вырабатывать новые, нужные для современного городского управления и развития знания, навыки и представления – об общем благе, о праве на город и обязанностях в отношении него, о сложности интересов и необходимости поиска баланса.

Такие форматы, механизмы, институты и пространства вряд ли возникнут по инициативе чиновников, поскольку ведут к трансформации привычной для них системы. Призыв «заставить чиновников работать» также не решит этой проблемы, поскольку требуется не просто повышение качества работы существующих механизмов, но возникновение новых, которые не могут сформироваться внутри существующей системы, а должны быть ей навязаны извне гражданами. В итоге – бессмысленно призывать к этому чиновников, критиковать их и жаловаться им на них же. Никто не создаст новые институты прямого гражданского участия за нас. Нам нужно сделать это самим.