Дарья Спешнева: «Я получаю огромное удовольствие от того, чем занимаюсь»

 
30.07.2021
 
Факультет истории искусств
 
Дарья Спешнева
 
Обучение

В сегодняшнем интервью об обучении на магистерской программе «Языки искусства в культуре: проблемы взаимодействия» рассказывает Дарья Спешнева.

 

Какой у тебя бэкграунд: предыдущее образование или работа?

Я востоковед. Я закончила восточный факультет СПбГУ по профилю вьетнамско-китайская филология. Последние четыре года я работала гидом с вьетнамскими туристами в Петербурге: показывала им город, музеи, дворцы, рассказывала об истории, о культуре. В общем, старалась за короткое время, обычно за 3–4 дня, создать впечатление о городе.

 

Почему ты решила пойти в магистратуру на факультет истории искусств именно в Европейский?

Вообще я очень давно хотела заниматься искусством. Когда я вернулась из Вьетнама (в рамках обучения на восточном факультете предполагается годовая стажировка в страну изучаемого языка), где я немного увлеклась вьетнамским искусством, у меня была очень амбициозная и очень нереальная мечта открыть какую-то галерею, галерею азиатского искусства (в частности Юго-Восточной Азии). И уже тогда я задумалась поступать на историю искусств, чтобы было какое-то профильное образование. Потому как чувствовала, что просто востоковедения недостаточно. Но тогда, то ли я не решилась менять кардинально профессию, то ли завертелась в работе… В общем, так и не случилось. И вот сейчас наконец созрела. Уже нет интереса к конкретно вьетнамскому искусству, просто остался интерес к искусству в целом.

По поводу Европейского я слышала много хороших рекомендаций, о пресловутой междисциплинарности. Знала, что в Европейском об истории искусств говорят не как о последовательной смене стилей и не как об обширном списке имен художников, скульпторов, архитекторов и их биографиях. А более свободно, комбинируя разные методы и опираясь на разнообразные источники. От достаточно предсказуемых: например, уставов художественных обществ или контрактов между заказчиком произведения искусства и исполнителем. До менее тривиальных: спиритуалистических журналов, медицинских трактатов или текстов «Герметического корпуса». В Европейском вы будете говорить об искусстве очень нетривиально: ссылаясь на недавние лекции, вы будете говорить о кинематографе Росселлини, опираясь на тексты Сартра — об американском романе XX века. Мне кажется, это очень интересно.

 

Интересный случай из твоего обучения в ЕУ? 

В рамках курса по анализу архитектурных памятников наш преподаватель Вадим Григорьевич Басс пригласил нас на спонтанную экскурсию-прогулку по центру города. Мы прошли пешком от Европейского до Петроградки, гуляли часа четыре и так вдохновились, что организовались и поехали на прогулку в Новгород самостоятельно. Девочки из моей группы (кто-то интересуется византийским искусством, кто-то реставрацией деревянных церквей) сами провели нам маленькую экскурсию по Новгороду.

 

Какой темой ты занимаешься и выбрала ли уже тему для диссертации?

Это очень больной вопрос, потому что первая тема, которую я предложила, оказалась недостаточно широкой для того, чтобы посвятить ей магистерскую диссертацию. Поэтому мы с моим научным руководителем в большом поиске, но скорей всего это будет что-то о русской портретной живописи XVIII века и влиянии на нее теорий о выражении страстей.

 

Какое твое главное открытие за эти месяцы?

Главное открытие, наверное, то, что я получаю огромное удовольствие от того, чем я занимаюсь. Наконец. Я не могу сказать, что очень довольна своим первым образованием и предыдущей работой. Поэтому для меня это главное достижение. И еще понимание того, что наука может быть интересной, и  то, что я могу этим заниматься. Потому что раньше меня это не очень сильно привлекало.

 

А твой главный фейл? 

Однажды мы практически всей группой не подготовились к семинару по одному из курсов. Это было первое занятие после каникул, то есть времени у нас было предостаточно. Но что-то случилось, возможно, нас сильно истощила сессия, и мы были неспособны адекватно обсуждать заданный материал. Было ужасно стыдно.

 

Искусствовед —  это вообще профессия?

Да, конечно, это профессия. Мне кажется, важно помнить, что искусство в целом — не какая-то отдельная сфера, где в вакууме вращаются произведения искусства. Любое художественное произведение всегда очень контекстуализированно: у него есть и экономический, и политический, и культурный, и социальный контекст. И если вам интересно отследить этот контекст, реконструировать процесс создания художественного произведения, то это определенно наука. История искусств, конечно, наука.

 

Кем может работать искусствовед?

Огромный спектр профессий, начиная от академической деятельности и кураторских практик: можно организовывать выставки, можно писать художественную критику, можно заниматься преподаванием, — выбор огромный на самом деле.

 

Правда ли, что вы все время проводите в картинных галереях?

Нет, это неправда. Особенно сейчас, когда они только-только открываются. Очень жаль, что из-за коронавируса у нас перенеслось на следующий год большое количество занятий в Эрмитаже и других музеях. Поэтому, к сожалению, мы не так много времени проводим в музеях, как нам хотелось бы. Но у каждого из нас есть пропуск в Эрмитаж и мы можем в любое время пойти в музей.

 

Как несведущему человеку лучше входить в тему искусствоведения?

Если вы задумываетесь о поступлении именно в Европейский, то лучше всего начать со списка рекомендованной литературы. Можно также почитать какие-то общие книги по истории искусств, если вы чувствуете пробелы в знании имен, школ, стилей. Кроме того, на платформе Arzamas есть огромная подборка текстов и есть материал «Что почитать будущему искусствоведу?». Я бы рекомендовала начать с этого.

 

Смотришь ли ты на произведения искусства иначе, чем до обучения?

Да, конечно. Совсем по-другому. Начинаешь задавать ему вопросы и действительно пытаешься понять, что повлияло на его создание и на то, как оно в итоге создано.

 

А что ты смотришь, читаешь и слушаешь как искусствовед?

На самом деле времени не так много, чтобы заниматься чем-то помимо учебной деятельности. В основном, конечно, это тексты, которые рекомендуются нашими преподавателями, какие-то видеолекции на Arzamas, у них много хороших материалов. Сейчас читаю «Искусство и иллюзия» Эрнста Гомбриха.

 

Кто тебя вдохновляет в профессии и в жизни?

Очень вдохновляют люди, которые спустя годы успешной деятельности в профессии сохраняют к ней искренний интерес и не относятся слишком серьезно к себе и к своим достижениям. Имею в виду, что эти люди открыты для дискуссии и готовы выслушать любое мнение, даже мнение человека, который, возможно, не совсем компетентен в том вопросе, о котором они беседуют.

 

О чем вы разговариваете с коллегами во время перерывов?

В основном мы обсуждаем надвигающиеся дедлайны и как много дел нужно сделать, а мы не успеваем. В принципе, сейчас мы часто обсуждаем будущие магистерские диссертации, темы, кто с кем договорился, кто что читает. Пока все об учебе или вокруг нее.

 

Спорите ли вы с преподавателями на занятиях?

Иногда пытаемся, да. С кем-то больше, с кем-то меньше. С кем-то занятия не очень предполагают возможность спора, а кто-то открыт к дискуссии. Некоторые занятия предусматривают бесконечные обсуждения, семинары. Например, на курсе по фотографиям мы постоянно обмениваемся мнениями друг с другом и преподавателями.

 

Какие планы после окончания магистратуры?

Это очень сложный вопрос, потому что все быстро меняется. Еще четыре года назад я не могла подумать, что меня может привлечь академическая деятельность, я хотела заниматься кураторством. Но уже сейчас я думаю о поступлении в аспирантуру. В идеале хотелось бы  совместить это: заниматься и научной деятельностью, и кураторскими практиками, возможно, и критику тоже писать.

 

 Подать документы на программу