Ксения Рунова. Коммерсантъ: «Заключенные уезжают от адвокатов»

 
11.12.2020
 
Институт проблем правоприменения
 
Ксения Рунова
 
Публикации в СМИ

В интервью каналу «Россия 24» министр юстиции Константин Чуйченко заявил, что исправительные учреждения и следственные изоляторы будут вынесены за пределы городов и населенных пунктов. Такое решение, по его словам, продиктовано желанием убрать с глаз жителей «действительность, связанную с лишением свободы». Эксперт Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, социолог Ксения Рунова рассказала газете «Коммерсантъ», почему эта мера может привести к значимому ухудшению качества жизни миллионов человек.

По данным на 1 ноября 2020 года, в учреждениях системы исполнения наказания находилось 489 118 человек. Из них в следственных изоляторах — почти 105 тыс. человек. За последние три года около 1 млн человек прошло через систему ФСИН.

Многие исправительные учреждения России находятся в небольших городах или поселках, а вот СИЗО чаще всего расположены в городах. Из 212 СИЗО 202 находятся в городах. Всего шесть изоляторов находятся более чем в 30 км от центра ближайшего города. На самом большом расстоянии от города (62,5 км) находится СИЗО-2 в Чечне. Во многом такое расположение связано с тем, что в СИЗО содержатся еще не осужденные люди, которым необходимо часто выезжать на заседания суда и на следственные действия. Изоляторы часто посещают адвокаты и следователи.

Вынесение СИЗО за пределы городов в разы усложнит работу следственных органов, адвокатов, судей, которым придется из раза в раз переносить заседания из-за проволочек, связанных с необходимостью для участников процесса ездить в следственный изолятор.

Предлагаемая Минюстом мера ухудшит доступ к правосудию.

В результате вынесения учреждений за пределы населенных пунктов будет еще сильнее ограничен доступ заключенных к медицинской помощи. В СИЗО и колониях есть медицинские части, но их медработники не могут справиться с более серьезными ситуациями, для которых требуется специальное оборудование, врачи-специалисты или оперативное вмешательство. Врачей-специалистов могут привезти в колонию для консультации, заключенных могут госпитализировать в ведомственную больницу или в гражданское медучреждение при наличии государственного контракта. Но чем дальше учреждение находится от больших городов, тем сложнее организация медицинской помощи. Врач-специалист или скорая гораздо менее охотно поедут за город. Вынесение учреждений за города лишит подсудимых и заключенных медицинской помощи.

Кроме того, в результате такого перераспределения учреждений пострадает и функция общественного контроля над местами принудительного содержания. Так, работа общественных наблюдательных комиссий, которые следят за соблюдением прав заключенных, будет затруднена.

В отдаленные учреждения правозащитники приезжают реже, чем в учреждения, которые находятся ближе к большим городам. Это, в частности, связано с тем, что члены ОНК не получают какой-либо компенсации на транспортные и иные расходы.

Реализация идей Минюста приведет к потере общественного контроля, нарушениям прав заключенных и злоупотреблениям полномочиями со стороны администрации исправительных учреждений.

Решение о вынесении колоний и СИЗО за пределы населенных пунктов негативно скажется на наполняемости штата сотрудников этих учреждений и на их условиях труда. Мало кто захочет переезжать на незаселенные территории. Те, кто не переедет, будут вынуждены каждый день ездить на работу за город. Такие неудобства должны будут как-то компенсироваться. И сейчас работа в тюрьме не является престижной, а такая недобровольная ссылка не сделает профессию инспекторов, конвоиров и тюремных врачей более привлекательной.

Мера, о которой говорит министр юстиции, явно затронет еще одну огромную группу россиян, а именно близких и родственников заключенных. Так, как показывают расчеты, основанные на данных Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ, в 2019 году около 0,23% домохозяйств, то есть более 300 тыс. человек в России, имели близкого родственника, прошедшего через исправительную систему. Члены семей заключенных, не совершив никакого преступления, оказываются в крайне затруднительном положении. Когда их родственник, который нередко является кормильцем семьи, оказывается за решеткой, их финансовое положение ухудшается, появляются новые расходы. Чаще всего поддерживают заключенных в тюрьме их матери и жены, которые не получают никакой помощи от государства.

Вынесение СИЗО и колоний за пределы городов означает, что семьи заключенных будут тратить еще больше времени, сил и денег на то, чтобы навестить своих родных в тюрьме, или вовсе перестанут это делать, потому что у них не будет на это ресурсов.

Кто-то может усомниться в необходимости посещений и поддержки со стороны близких. Например, возьмем СИЗО, где обвиняемые и подозреваемые могут проводить от нескольких месяцев до нескольких лет, люди там еще не осуждены, поэтому они не должны подвергаться значительным ограничениям в общении с родными. Тем не менее это происходит: длительные свидания в СИЗО не предусмотрены, а на короткие свидания и даже звонки необходимо получить разрешение у следователя, что бывает крайне непросто. Кроме того, родственники и друзья привозят заключенным необходимые продукты, средства гигиены и одежду. Потребность в этих вещах в СИЗО даже больше чем в колонии, потому что, попадая туда, заключенному нужно наладить быт и отношения с сокамерниками, а для этого нужны, например, сигареты в большом количестве. Обвиняемые и подозреваемые в СИЗО не могут работать, поэтому им требуется помощь родных. Конечно, можно все это купить в тюремном магазине или родственники могут заказать онлайн, но это будет стоить значительно дороже, и у родных заключенных может не быть достаточно денег.

Вынесение СИЗО за пределы городов и населенных пунктов усложнит жизнь матерям и женам заключенных, которые будут возить по 20–30 кг продуктов и вещей на общественном транспорте, если он вообще будет ходить до учреждений.

К слову, такая проблема есть и сейчас, но в большей степени она касается родственников осужденных, отбывающих наказание в колониях.

Согласно исследованиям, заключенные, которых регулярно навещают родные, меньше нарушают правила исправительного учреждения. Сами сотрудники исправительных учреждений в интервью рассказывали нам о том, что люди, которых ждут на воле, стараются не нарушать правила, чтобы освободиться досрочно. После освобождения бывшим заключенным с помощью родных проще найти жилье и работу, и они реже совершают повторные преступления. Родные осуществляют за освободившимися из мест лишения свободы социальный контроль и встраивают их в собственную повседневную рутину, помогая не вернуться к преступной деятельности. Если не помочь заключенным сохранить социальные связи, после освобождения ничто не помешает им совершать повторные преступления.

Еще один момент касается трудоустройства заключенных. По данным на 2015 год, всего 40% заключенных трудоустроены. Для того чтобы эта цифра увеличилась, необходимо, чтобы предприятия давали свои заказы исправительным учреждениям или создавали на их территории свои участки производства.

Перемещение исправительных учреждений за пределы городов может уменьшить шансы на сотрудничество с предприятиями из-за сложностей в организации.

Помимо общественного контроля и трудоустройства, также важна работа по подготовке к освобождению и социальной интеграции. Такой работой занимаются центры занятости, центры социальной адаптации и некоммерческие организации. Эти мероприятия в основном очные. Например, это могут быть мастер-классы по прохождению собеседований, лекции по профориентации. Проведение таких мероприятий будет крайне затруднено из-за необходимости преодолевать большие расстояния.

Вынесение СИЗО, тюрем и колоний за пределы населенных пунктов ухудшит жизнь миллионов людей. Участникам судебных процессов станет сложнее добираться до обвиняемых, сотрудникам ФСИН — до места работы, родственникам и близким — до осужденных, врачам — до пациентов, а членам ОНК — проводить общественный контроль. Одна из задач пенитенциарной системы — помочь осужденным интегрироваться в общество и больше не совершать преступлений, а предложенная Минюстом мера может помешать этому.