Кирилл Титаев. Ведомости, Extra Jus: Как общество должно контролировать суды

 
04.12.2019
 
Институт проблем правоприменения
 
Кирилл Титаев (ЕУСПб)
 
Публикации в СМИ

Опубликована новая колонка Extra Jus в газете «Ведомости». Социолог Кирилл Титаев рассказал о разнице между общественным контролем судебного института и вмешательством в его процессы.

Как общество должно контролировать суды

Социолог Кирилл Титаев о разнице между контролем и вмешательством

На Общероссийском гражданском форуме, прошедшем 30 ноября, много говорили об общественном контроле над судами. Сама судебная система восприняла эту идею настороженно, ведь Конституция (ч. 1 ст. 120) прямо говорит: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону». Если кто-то берется осуществлять внешний контроль, то не покушение ли это на независимость суда? Не означает ли это, что судья должен подчиняться воле улицы? Нет, речь идет совершенно об ином.

Кроме собственно осуществления правосудия (принятия решения в совещательной комнате, руководствуясь внутренним убеждением, и проч.) работа судов и судей связана с массой вещей, не имеющих отношения к принятию решения. Как рассылаются повестки? Как организован доступ в здание суда? Как публикуются судебные акты? Общественный контроль за всеми этими вещами никак не посягает на независимость суда, ведь в этот момент суд предстает не некоторой независимой ветвью власти, а обычным поставщиком государственной услуги «разрешение спора». Такая услуга должна предоставляться быстро, удобно, комфортно и понятным образом. И общество, не вмешиваясь в принятие судьями решений по конкретным делам, может и должно указывать судебной системе на ситуации, когда она работает непрозрачно, неэффективно, неудобно.

Многие активисты считают общественным контролем в первую очередь борьбу за отмену решений, которые нередко воспринимаются как неправосудные: приговоры по «московскому делу» или решения по административным правонарушениям в отношении участников протестов. Конкретные решения, в правосудности которых есть сомнения, должны оставаться в стороне, хотя никто не мешает нам привлекать к таким решениям общественное внимание.

Не являются формой общественного контроля и суды присяжных или народные заседатели – все они в первую очередь судьи, принимающие решения, а не контролеры работы профессионального судьи. Суд равных принимает решение в той части, где требуется их решение. Присяжные часто не могут даже наблюдать за разрешением процедурных вопросов.

Значит ли это, что общественное участие в работе и развитии судебной системы сводится к частным историям про доступную среду, качество публикации судебных актов, адекватность уведомления сторон? В России появляются первые проекты такого типа. Но есть еще одна сторона общественного контроля. Это общественная дискуссия о том, какая судебная система нам нужна.

Должно ли общество интересоваться механизмами отбора и назначения судей? Практикой привлечения их к дисциплинарной ответственности? Такими показателями, как скорость отправления правосудия, структура судебной нагрузки, уровень оправданий и т. д.? Да, обязательно. До тех пор, пока нет попытки вмешаться в рассмотрение конкретного дела. Общество должно участвовать в построении институтов судебной системы.

Открыта ли судебная система для общества сейчас? В квалификационные коллегии судей, участвующие в первичном отборе судей, не попасть адвокатам. В кадровой комиссии при президенте, за которой последнее слово при утверждении кандидатур, представителей общественности меньшинство. Система обучения устроена таким образом, что судьями становятся кандидаты, практически не имеющие жизненного опыта вне стен суда. Почти половина вновь назначаемых судей не имела никакого опыта, кроме работы в аппарате суда, а почти половина действующих судей имеет заочное юридическое образование.

Все эти проблемы слишком важны и слишком глобальны, чтобы признавать их внутренним делом судебной системы. Система, будучи предоставлена самой себе, будет выбирать не то, что лучше с точки зрения внешнего потребителя, а то, что удобнее для нее самой. Если не говорить о таких мелочах, как доступ в здание суда, а подниматься на более серьезный уровень, то устраивает ли нас ситуация, описанная выше? Нет. Это прямой общественный интерес. Но это не вмешательство в работу конкретного судьи по конкретному делу.

Важная часть общественного контроля – это внимательное сличение с реальностью каждого факта, каждой оценки, которые озвучиваются изнутри системы. Например, представители судебных органов говорят о росте доверия к судам, указывая на увеличение числа обращений людей по гражданским делам. И правда, на первый взгляд кажется, что если граждане все чаще добровольно идут в суды, то, очевидно, им доверяют. Однако хотя в 2018 г. прирост числа гражданских дел составил почти 21% (год к году), но количество обращений людей (физических лиц) не выросло, а упало почти на 10%. Рост же был обеспечен предприятиями ЖКХ и банками, которым необходимо «просуживать» проблемные долги граждан. Вряд ли тот факт, что банкам и управляющим компаниям чаще приходится требовать долги через суд, свидетельствует о росте доверия к судебной системе.

Общественный контроль в сфере правосудия, участие в обсуждении проблем судебной системы, объективный анализ ее реальной работы – условия ее поступательного развития. И мониторинг качества информационных материалов и лавочек в коридорах, и обсуждение больших проблем: именно так участвует в жизни государства здоровое гражданское общество.

Автор — ассоциированный профессор социологии права им. С. А. Муромцева Европейского университета в Санкт-Петербурге, директор по исследованиям Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Источник: Ведомости, Extra Jus