Что исследуют студенты магистерской программы «Наука и технологии в обществе»?

Дата:
16.07.2020
Организатор:
Центр исследований науки и технологий
Рубрика:
Обучение

В начале июля прошли защиты курсовых работ студентов первого курса совместной магистерской программы с Университетом ИТМО «Наука и технологии в обществе». Все темы основаны на российских материалах и затрагивают разные сферы жизни: исследования антипрививочных сообществ в соцсетях, экологического конфликта в посёлке Шиес, системы видеораспознавания лиц, разработчиков и пользователей беспилотных автомобилей и междисциплинарность в археологии. В следующем учебном году наши студенты продолжат работу над своими исследованиями по выбранным темам и остается только ждать как могут повернуться события — работа в режиме реального времени обязывает. 

Далее представлены описания пяти курсовых работ студентов. Если вы хотите заниматься аналогичными исследованиями, приглашаем подать документы на программу «Наука и технологии в обществе». Прием продлится до 10 августа.

 

 Ольга Агапова: «История технологии распознавания лиц в России»

 

В течение последних двух дней на фоне протестов в США компании Amazon и IBM отказались от продажи технологии распознавания лиц американским полицейским. Amazon ввели годовой мораторий на продажу своей системы Recognition, в то время как IBM пошла куда дальше, закрыв не только продажу, но и все исследования в области распознавания лиц, а также призвав Конгресс США к масштабной полицейской реформе.

Сам факт того, что технологическая компания призывает к реформе социального института выглядит странно. Но это только на первый взгляд. IBM совершенно обоснованно указывают на проблемы и в технической, и в социальной части работы технологии. Согласно проведенному в MIT исследованию, базы данных, на которых обучаются нейросети для технологии распознавания лиц, на 80 % состоят из белокожих людей, а величина ошибки многих систем распознавания для темнокожих женщин составляет 34 % (в то время как для белокожих мужчин — около 0,8). С другой стороны, этнографическое исследование в Лос-Анджелевском департаменте полиции, проведенное в 2016 году, показывает, что существующие технологии распознавания лиц усиливают сегрегационные практики по отношению к темнокожим, принятые в полиции. Чтобы система заработала, нужно изменение как в технологии, так и в институциональных практиках. IBM даже призвала к национальному диалогу по поводу системы распознавания лиц.

Эта ситуация, конечно, заставляет задуматься о судьбе этой технологии и в других странах. К примеру, в России, где существует необходимость реформы полиции, и мы видим полное отсутствие публичного разбора того, как технология работает, какова ее точность и каким образом она может быть использована во благо или ей можно злоупотребить. На самом деле, сейчас необходимо хотя бы первичное описание того, что эта за система, как она появилась и каковы ее перспективы.

Ольга Агапова работает как раз над этими задачами: понять, какова была история технологии распознавания лиц в России, как она устроена сейчас и какие смыслы придаются ей со стороны как ее защитников, так и страстных критиков. Потому что, кажется, что, чтобы улучшить что-то (а технология распознавания лиц точно нуждается в улучшении), необходимо сначала это понять. 

В этом году Николай Руденко, Лилия Земнухова и другие исследователи Европейского университета и ИТМО набирают второй поток студентов, которым интересно заниматься распутыванием паутины из социального, технического, морального и местами политического, чтобы предлагать широкой публике и экспертам более ясную и полную картину развития технологий в обществе.

 

 

 Денис Квасюк: «Личная экспертиза против дефицитного понимания в нарративах анти-вакцинационного сообщества в социальной сети ВКонтакте»

 

В 2019 году Всемирная Организация Здравоохранения назвала сопротивление вакцинации одной из угроз глобальному здоровью человечества. Онлайн сообщества анти-вакцинации пока плохо изучены: нет ясного представления о том, что это за сообщества, каковы их участники, какие темы и проблемы они обсуждают. Денис Кваснюк занимается исследованиями нарративов участников таких сообществ онлайн. Это поможет выстроить эффективный диалог с анти-вакцинационным движением и уйти от обвинительной риторики в пользу выяснения действительных беспокойств участников этого движения. Например, самой популярной темой в нарративах оказалось сочетание ’отказ от вакцинации + школа/садик’. В таких нарративах участники делятся прикладными советами о том, как взаимодействовать с бюрократическим аппаратом системы образования в том случае, если ребенок является не привитым.

 

 

 Екатерина Пугачева: «Междисциплинарные проекты в палеогенетике, физической антропологии и археологии. Успешное взаимодействие или спокойное сосуществование?»

 

Работа Екатерины Пугачевой связана с изучением взаимодействия палеогенетики, археологии и физической антропологии. Все эти науки занимаются древним прошлым человечества. Но археология и физическая антропология имеют уже длительную историю своего существования, а вот палеогенетика появилась совсем недавно. Кроме того, палеогенетика — это ярко-выраженная естественно-научная дисциплина, в то время как антропология и археология являются по преимуществу социогуманитарными. Екатерина планирует посмотреть на то, как эта палеогенетика вписывается в устоявшиеся отношения физической антропологии и археологии и как она по-новому позволяет видеть древнее прошлое человечества. Интересы Екатерины лежат в области междисциплинарных проектов, в которых задействованы специалисты из разных областей. К примеру, развитие технологий в области работы с древней ДНК (анализ Y-хромосомы и митохондриальной ДНК) дают возможность получить новые данные о древних эпохах, однако остается не понятным, как эти новые данные интегрируются в уже сложившиеся традиции в археологии? Насколько на самом деле связаны исследовательские области и их практики? С помощью подходов, которые предлагают STS исследования, Екатерина планирует изучить процессы производства знания о древних эпохах, взглянув на практики, лаборатории и все то, что формирует наше представление о далеком прошлом.

 

 

 Мария Киселева: «Конструирование тел беспилотных автомобилей и их пользователей. Программы и антипрограммы»

 

Мы являемся свидетелями захватывающей гонки «беспилотных автомобилей» между Давидами и Голиафами автопрома, ИТ и транспортных платформ. Мария Киселева уже сейчас разбирается с тем, что нас ждет. Ее исследование посвящено беспилотным автомобилям, а также автомобилям более низких уровней автоматизации. Она изучает, на каких компонентах технологии делаются акценты в проектах беспилотников, как это отражается в их дизайнах, а еще — какую роль играют в них пользователи. Каких пользователей представляют разные компании, разрабатывающие беспилотные автомобили, и как пользователи, в свою очередь, реагируют на беспилотные проекты — каковы их первые впечатления, как они описывают свой опыт взаимодействия с беспилотными автомобилями и как уже сейчас могут влиять на технологии. Мария рассмотрит, как технологии беспилотных автомобилей конструируются вместе с пользователями. Она полагает, что это процесс, в котором и та, и другая сторона подвержены взаимовлиянию и изменению.

 

 

 Александра Бармина: «После Шиеса: Роль экологического конфликта в жизни поселка Урдома»

 

Летом 2018 года в Архангельской области около ж/д станции Шиес началось строительство «инновационной и безопасной инфраструктуры по вывозу и хранению твердых коммунальных отходов», получившей официальное название «ЭкоТехноПарк Шиес». Планировалось, что проект станет механизмом решения проблемы поломки мусорной инфраструктуры в Москве и перенакопления бытовых отходов на уже существующих полигонах. Однако начало строительства ЭкоТехноПарка вызвало серьезное возмущение у местных жителей, которое очень быстро переросло в масштабные протестные акции районного, регионального, а затем и федерального масштаба, которые проходили под лозунгом «Поморье — не помойка!». В результате 9 января 2020 года Арбитражный суд Архангельской области признал постройки на станции Шиес незаконными и обязал компанию, реализующую проект, снести их, а территорию рекультивировать. 

Эта история — яркий пример широко обсуждаемых социальными исследователями конфликтов экологического распределения, то есть конфликтов, в рамках которых местные жители оспаривают распределение выгод и ущерба от доступа к природным ресурсам. Жители Архангельской области возмутились: «как так, почему мусор, который производят где-то в Москве, будет свозиться в наш чистый лес? Мы такого не хотим». Точно так же, например, в 1985 году в Колумбии коренной народ Вайю протестовал против строительства крупнейшей в Южной Америке угольной шахты Серрехон. Часть инфраструктуры, связанной с шахтой, должно было проходить через священные места Вайю, и люди не хотели покидать места, на которых столетиями жили их предки. Подобных историй на сегодняшний день в мире насчитывается более 3203-х: с 2015 года команда исследователей из Автономного университета Барселоны картирует такие конфликты

Исходы конфликтов могут быть совершенно разными: какие-то проекты в конце концов реализуются (как шахта Серрехон), другие же отменяются (пример Шиеса). Однако, несмотря на исход конфликта, сам факт участия в нем серьезно меняет жизнь целых населенных пунктов. Некоторые жители небольшого поселка Урдома около Шиеса, например, стали политическими активистами. Другие — изменили свои экологические практики и начали сортировать мусор, хотя никогда этого не делали. И кто еще знает, чем для местного сообщества в результате обернулась эта история? Именно это я и хочу изучить, ведь ее последствия важны как на макро-уровне больших политических процессов, так и на уровне понимания жизненных траекторий отдельных людей.

 

Изображение: bigstockphoto.com