Зимняя школа «Гендер-ликбез»: интервью с организаторами

 
28.01.2021
 
Программа «Гендерные исследования»
 
Анастасия Андреевна Новкунская; Алия Низамова

Доцент факультета социологии Анастасия Новкунская и аспирантка факультета социологии, администратор программы «Гендерные исследования» Алия Низамова рассказали о зимней школе «Гендер-ликбез», которая проходит уже в третий раз. В этом году школа длится с 26 по 29 января. Как появился этот проект, кому участие в нем может быть полезным, что удивило при организации самой первой школы — обо всем этом в интервью Анастасии Новкунской и Алии Низамовой. 

«Гендер-ликбез» как проект публичной социологии

Алия: Для программы «Гендерные исследования» важна работа в сфере публичной социологии. Это проведение просветительских мероприятий как в университете, так и за его пределами, публичные лекции, экспертные комментарии в СМИ, налаживание международного сотрудничества и общение с представителями медицинской профессии. Школа была продолжением этого вектора. Мы часто получали запросы от исследователей из других регионов, которые хотели бы узнать больше об этой сфере, но у них нет возможности или же они не знают, куда обратиться или с чего начать. Хотелось предложить что-то, что могло стать для них отправной точкой в карьере. Заинтересованные люди — это не обязательно исследователи из академической сферы, но и активисты, журналисты, художники.

Три года назад, когда мы придумали школу, таких инициатив было мало. В этом году мы видим, что существует уже несколько подобных образовательных проектов, что прекрасно. Это наши коллеги, со многими мы близко общаемся, с некоторыми мы познакомились на нашей школе. Кажется, что потребность в базовых вещах, базовой феминистской теории уже покрыта другими проектами. Поэтому в этом году мы постарались сделать фокус на исследовательской методологии.

Зимняя школа в условиях пандемии

Алия: В этом году школа проходит в онлайн-формате. Готовясь к школе, мы решили сфокусировать ее, сделать более актуальной. С одной стороны, мы будем говорить о кризисе, вызванном пандемией, который заострил многие проблемы, связанные с гендерным неравенством, насилием, несправедливостью. В то же время на глобальном уровне происходят политические события, которые важны для научного осмысления. Мы хотели дать площадку для обсуждения людям, которые пытаются проанализировать актуальные события, уже проводят исследования или же пока только размышляют об организации проектов.

Мы стремились сохранить живую, интерактивную атмосферу предыдущих школ. В то же время, хотелось дать возможность послушать лекции приглашенных нами экспертов как можно большему количеству людей. 

<...>

В прошлом году в нашей школе появился четвертый формат, связанный с обсуждением проектов — Preschool. Назвав наш проект «Гендер-ликбез», мы предполагали, что он будет давать в базовые знания о том, что такое гендерные исследования, каковы их исследовательские методологии и теории. Но многие заявки поступали от опытных исследователей или активистов, которым, тем не менее, также оказались нужны знания из области гендерных исследований. Работа на Preschool заключается в обсуждении проектов, как и наши воркшопы. Если на воркшопах работа проходит в маленьких группах, и участникам оказывается пристальное внимание и руководство со стороны кураторов, то в рамках Preschool происходит не только обсуждение проектов, но и нетворкинг. Людям важно получить не только фидбек на свой проект, но и получить возможность пообщаться. Мы надеемся, что в этом году все получится несмотря на онлайн формат.

Проект «вопреки», или Нет худа без добра: об истории создания школы наперекор преградам

Анастасия: Историю создания школы можно сопроводить поговоркой «Нет худа без добра». В 2017–2018 учебном году, когда создавалась школа, Европейский университет лишился образовательной лицензии. В течение продолжительного времени профессора и преподаватели Европейского были лишены своего любимого занятия — преподавания. При этом число запросов со стороны журналистов, исследователей, потенциальных абитуриентов к преподавателям и со-директорам программы Анне Темкиной и Елене Здравомысловой росло в геометрической прогрессии. Было очевидно, что запрос на экспертизу и помощь в проведении гендерных исследований только растет. Тогда мы вспомнили о формате гендерных школ, который был распространен в 90-е годы, когда на поле академических исследований и активизма в России пришли западные фонды — Фонд Макартуров, Фонд имени Генриха Бёлля, Фонд Розы Люксембург, Фонд Форда — организации, которые неоднократно поддерживали исследования и образовательные программы Европейского университета.

Когда был принят закон об иностранных агентах, Европейский университет отказался от денег из зарубежных источников, поэтому масштабные проекты типа гендерной школы мы позволить себе не могли, как не могли заниматься образовательной деятельностью. В результате брейнсторминга (среди участников были Алиса Клоц, специалистка по гендерной истории, и Екатерина Бороздина, доцент факультете социологии), родился компромиссный формат — серия просветительских семинаров.

Мы подали заявку в Комиссию научного планирования — внутренний конкурс университета — с просьбой финансово поддержать такой цикл встреч. В Москве и Петербурге более открытый доступ к экспертам по гендерным вопросам, и мы старались добраться до тех, у кого такой доступ затруднен. В бюджет школы закладывали возможность привезти 5–6 человек на 3 дня в Петербург, чтобы люди не отказывались от участия в силу экономических и других барьеров. К счастью, сразу же нашлись звезды гендерных исследований, которые были готовы поддержать нас в любой форме без гонорара.

Конкурс мы выиграли. А когда мы начали новый семестр, неожиданно нам вернули образовательную лицензию, и уже появилась возможность заниматься именно образовательной (а не просветительской) деятельностью и проводить лекции. Уже осенью мы смогли превратить нашу серию семинаров в настоящую школу.

Школа как неожиданное пространство солидарности

Анастасия: Мы организовывали первую школу, не имея опыта пиар-кампаний, а также ресурсов на активное ее продвижение. Для меня, администратора программы и ключевого организатора школы, это был первый опыт большого мероприятия. Тем не менее, мы сразу же получили 70 заявок, хотя планировали принять 15–20 человек максимум. Для меня был неожиданным масштаб интереса к программе. Оказалось, мы можем уверенно сказать «Смотрите-ка, спрос есть!». При этом были интересные и сильные заявки. Мою изначальную неуверенность развеяли отзывы участников и участниц, лекторов, преподавателей. В общем, первую школу можно было назвать успешным мероприятием. На последующие школы мы получали свыше 100 заявок, конкурс был более 5 человек на место. Появилось ощущение той самой солидарности, о недостатке которой мы нередко говорим, обсуждая сложное разорванное поле гендерных инициатив, мероприятий, исследований и активизма. Школа стала возможностью общего диалога. Мы намеренно не отсеивали на этапе отбора тех, кто не был студентами или абитуриентами. Кто-то из участников первой школы потом поступал к нам. Мы поняли, что эта школа может привлекать абитуриентов, ведь в стране не так много центров с преподаванием гендерных исследований. По результатам школы стало понятно, что такая площадка нужна и отлично работает, потому что мы друг друга увидели, узнали, некоторые начали сотрудничать друг с другом и с нами.

Полная версия материала доступна по ссылке.