ВДНХ-7. Алгеброй гармонию поверить: опыт Лаборатории сравнительных социальных исследований

 
26.11.2013
 
Университет

В рамках конференции ВДНХ прошла секция "Алгеброй гармонию проверить", посвященная исследованиям Лаборатории сравнительных социальных исследований Высшей школы экономики.

Первым выступил Эдуард Понарин с докладом, посвященным динамике антиамериканских отношений населения России в поколенческом разрезе.

Вначале на основании исследования по нескольким возрастным когортам он показал, что в когорте 1961-1970 наблюдается наиболее сильный перепад в отношении к американцам.

Вообще же теоретическое объяснение спада симпатий к американцам основано на идее рессентимента – разочарования в прозападных реформах и перехода от любви к ненависти, сформулированного впервые Ницще и разработанного в теории национализма Гринфельда.

Индикаторы разочарования есть далеко не во всех исследованиях, но нашлись в исследовании Ричарда Роуза, основанного на массовых опросах 1993-2006 годов. Индикаторы включали оценку текущей ситуации по сравнению с прошлым периодом (разочарование) и прогноз будущей ситуации по сравнению с текущим (уверенность). Другими переменными для анализа являлись время опроса, когорта, пол, занятость (работает человек или нет), статус (самоотнесение по шкале от 1 до 10), наличие высшего образования и место жительства (село или город).

Результаты обработки данных показали устойчивые эффекты обоих индикаторов. Оказалось, что образование устойчиво связано с индикатором разочарования, а статус имеет нелинейный эффект (наиболее антиамериканистски настроены высшие и низшие слои). Женщины при этом настроены менее радикально против, чем мужчины.

Что характерно, всплеск антимериканских настроений предшествует обострению международных отношений между Россией и США. Элиты всегда более антиамериканистски настроены, чем массы. В целом, великодержавные амбиции (связанные с масштабными международными проектами) падают со временем, но в сознании людей происходит рост роли военной силы в международных отношениях.

Следующим выступающим был Андрей Щербак, тема которого была посвящена "Двойной эволюции" – анализу связи генетического разнообразия и социальных изменений в употреблении алкоголя.

Общий вопрос звучит так: может ли генетическое разнообразие влиять на социальные изменения? Краткий ответ, полученный благодаря исследованию, таков: характер связей комплексный и взаимозависимый.

Если проследить ранние процессы в развитии человеческой цивилизации, то мы заметим, что в тот момент, когда с урбанизацией начинает расти плотность городов, изменяется частота одного из аллелей гена (аллель – это вариант гена, определяющий альтернативы развития какого-либо признака). Это связано с тем, что плотность населения ведёт к росту заболеваемости, в том числе туберкулезом и проказой, а эти болезни, в свою очередь, обеспечивают отбор наиболее устойчивых к ним.

Появление алкоголя сыграло большую роль в европейской колонизации. Великие торговые маршруты через море были основаны именно на алкоголе: 5-10% всех рабов в Африке были куплены за ром.. В геноме человека есть аллели, ответственные за специфический тип метаболизма алкоголя. Они кодируют защитный эффект от алкогольной зависимости – так называемый флэш-синдром, когда даже малые дозы алкоголя вызывают отравление. Эти аллели наиболее распространены в Азии и на Ближнем Востоке, а также немного в Северной Африке.

Гипотеза, выдвинутая в исследовании, заключалась в том, что риск быть колонизированной страной зависит от частоты аллели, ответственной за употребление алкоголя. Алкоголь был настолько выгоден в торговле для европейцев, что страна-контрагент становилась сначала экономически зависимой, а затем и политически.

В ходе корреляционного анализа была выявлена значимость корреляции аллеля со всеми социальными переменными, а благодаря регрессионному анализу оказалось, что фактор аллелей значим.

Одним из выводов исследования, в том числе, оказалось то, что на самом деле нет генов, которые способствуют алкоголизму, есть только ген, который активирует защитный эффект, заключающийся в том, что алкоголь не приносит удовольствия от употребления. И у русских нет генетической специфики в этом смысле.

Анна Немировская, следующий выступающий, представила доклад о сравнительном исследовании современного фронтира – различия между городами и провинциальными, менее населенными областями.

Термин "фронтир" был взят из работ историка Фредерика Тернера о фронтире – приграничных полосах и областях свободных земель, которые пригодны для освоения. Фронтиры мало населены и удалены от административных центров. Через идею фронтира Тернер, например, рассмотрел тот факт, что к 1891 году выходцы из Европы заселяли 50% всей суши.

В качестве данных использовались результаты World Values Survey, в ходе которого были опрошены 6573 респондентов из России (в том числе около 1100 – из области фронтира).

Обращаясь к выводам, Немировская обратила внимание на то, что люди из городов и фронтира достаточно сильно отличаются по целому набору культурных характеристик, и у последних более заметны индивидуализм, опора на социальные взаимодействия, меньшая поддержка государственной власти, толерантность (терпимость к другим национальностям), консерватизм и гражданское участие, а также порицание гомосексуальности.

Доклад Юлии Зеликовой был посвящен субъективному благополучию в поздний период жизни людей.

Современный социальный контекст таков, что население Земли в целом становится всё старше, особенно в развитых странах. Одна из причин – всё большая продолжительность жизни, и здесь встают следующие вопросы: для чего нужна старость? как правильно стареть? В социологии произошёл еще один поворот, связанный с исследованиями пожилого возраста, возникло понятие "успешное старение".

Несмотря на то, что понятие субъективного благополучия вообще тяжело операционализировать, есть несколько теорий, освещающих эту проблему:

  • теория несоответствия: благополучие ниже, если есть разрыв между ожиданиями и достижениями;
  • теория социальной стратификации: счастливее тот, кто занимает более высокий социальный статус;
  • теория социального сравнения, предполагающая, что счастливы не те, кто занимает место в высших слоях общества, а те, кто не завидует;
  • наконец, теория инвестиции ресурсов: возможность вложения личных психологических ресурсов в то, что кажется важным;

В качестве базы для исследования использовались результаты World Values Survey. Зависимой переменной являлся индекс субъективного благополучия.

В результаты анализа оказалось, что можно проследить геополитические границы, такие, как протестантские страны Европы, католические страны Европы, посткоммунистические страны и англоговорящие страны, при движении относительно которых исчезает значимость одних факторов и увеличивается важность других. Однако везде значимыми факторами являются здоровье, финансовый статус и чувство контроля над собой.

Борис Соколов рассказал про связи между различными характеристиками европейских государств и успешностью радикальных правых партий в них.

Сначала он осветил методологию изучения крайних правых партий. Она сложна, поскольку вероятность получить широкую и массовую поддержку авторитарной или ксенофобской партией непостоянна и меняется от случая к случаю. Каждая переменная из теорий, объясняющих эту поддержку, значима в одних случаях и не значима – в других.

Самая крупная методологическая проблема заключается в том, что во многих странах такие партии вообще отсутствуют, что приводит к частым нулям в данных и осложняет использование методов анализа. В рамках таких исследований распространено использование двухшаговой регрессии, которая предполагает два различных процесса для моделирования – наличие поддержки (для которой используется логистическая регрессия) и её отсутствие (модель обобщенной гамма-регрессии). Сам же автор использовал tobit-регрессию с фиксированными эффектами.

Общая теоретическая модель такова: по мере развития общества большая прослойка людей становится аутсайдерами – они не успевают за развитием рынка труда и становятся чужими в ускоряющемся темпе жизни. Они и выступают в поддержку традиционалистских движений. Возникает ценностная поляризация, которая сильно коррелирует с социально-экономическим положением, иногда ценности могут быть использованы для приближенной оценки социально-экономического статуса.

Для исследования брались различные данные (безработица, миграционные потоки, электоральная статистика) по 27 странам ЕС, а также по Норвегии и Швейцарии, за 1990-2010, давшие в итоге 158 наблюдений.

Результаты оказались интересными и не очень обычными: безработица ведёт к снижению популярности радикальных партий (объяснение – безработные голосуют не за традиционалистскую риторику, а за перераспределительные политики). При этом мигранты способствуют популярности крайне правых партий.

Однако получаемые выводы сильно зависят от используемых данных и методов их анализа.

Вероника Костенко с докладом о сексуальных и семейных нормах в Средней Азии и других странах постсоветского пространства закрыла секцию конференции. Вопрос её исследования, представленного в презентации, был поставлен следующим образом: как экономическая и социальная нестабильность повлияла на страны Востока и что вообще происходит с ценностями в странах, переживших значительные социальные трансформации?

Есть целый набор теорий, отвечающий на эти вопросы: теория модернизации (Инглхарт и Вельцель), социология революции (П.Сорокин), конструирование социальной идентичности (Геллнер), теория гендерного порядка (Р.Коннелл), теория гендерных сценариев (А.Тёмкина). Большинство из них сходятся на том, что самые неравноправные женщины – в исламских странах.

В качестве данных брались 8 постсоветских стран (Россия, Беларусь, Украина, Казахстан, Азербайджан, Узбекистан, Кыргызстан, Армения) из 6-й волны исследования World Values Survey. Была использована линейная регрессионная модель для тестирования гипотез о связи возраста, образования, безопасности и других переменных с либеральностью (сексуальной и семейной).

Либеральность (измеряемая как возможность оправдания секса до брака, аборта и развода) была использована как зависимая переменная. На переменной оправдания секса до брака произошёл разлом между Беларусью, Украиной, Казахстаном, Россией и другими странами, в последних отношение гораздо более жесткое – уровень оправдания секса до брака крайне низок, в отличие от Беларуси и других стран. При этом формирование блоков по другим переменным проходил по-другому, хотя в целом оправдание секса до брака положительно связано с аномией (оправданием совершения противоправных действий), за исключением Украины.

Неожиданным результатом исследования стало то, что во всех странах, кроме России, оправдание семейной жестокости и насилия положительно связано с сексуальной либерализацией.

Алексей Кнорре