Сколько петербуржцев переболели коронавирусом и возможен ли иммунитет без вакцины?

 
16.12.2020
 
Университет
 
Антон Барчук; Даниил Широков
 
Публикации в СМИ

Европейский университет и сеть клиник «Скандинавия» подвели предварительные итоги третьего этапа исследования антител к коронавирусу в Петербурге. Согласно результатам работы, в той или иной форме COVID-19 перенесли около миллиона человек. Это в 5,5 раз больше, чем в официальной статистике.

Журналисты «Бумаги» поговорили с координаторами исследования Антоном Барчуком и Даниилом Широковым. Они рассказали, почему их выводы отличаются от официальной статистики, почему число людей с антителами резко выросло в ноябре и можно ли надеяться на популяционный иммунитет без вакцинации.

 

Как проходило исследование

Даниил Широков: Весь процесс можно разделить на две большие части. Европейский Университет с помощью внешнего колл-центра отбирал жителей Петербурга из разных районов, их анкетировали и, в зависимости от ответов, предлагали прийти в клинику, чтобы сдать тест на антитела. После мы эти данные агрегировали и обрабатывали.

В первом и втором этапе исследования участвовали одни и те же люди, которым мы предлагали прийти повторно. На третьем у нас полностью новая выборка: около 1450 человек. Начало третьего этапа совпало со второй волной коронавирусной эпидемии, мы решили, что будет интересно посмотреть новый срез. Людей с антителами из первых двух этапов мы отслеживали отдельно: позвали около 100 SARS-Cov-2-положительных участников, чтобы проверить, сохранились ли у них антитела.

Мы также просили людей сдать тест на витамин D, липидограмму, гемоглобин и еще несколько других анализов, поскольку ряд исследований показал, что эти значения могут коррелировать с заболеваемостью. К сожалению, результаты проанализировать пока не успели.

 

Почему результаты исследования отличаются от официальной статистики

ДШ: Мы работаем с ограниченной выборкой, около 1,5 тысячи человек, поэтому нельзя однозначно утверждать, что переболевших миллион. Это скалирование результатов: мы предполагаем, что если в выборке 24% с антителами, то такой же процент может быть и во всем Петербурге.

Кроме того, мы анализируем разные вещи. Органы здравоохранения города говорят о положительных ПЦР-пациентах, то есть тех, у кого вирус в организме находится в данный момент. Мы имеем дело с антителами — это другая сущность.

Антон Барчук: На самом деле данные не разнятся: наши выводы дополняют статистику. Все подобные исследования в мире добавляют к официальному числу заболевших в десять раз больше людей по одной простой причине: многие болеют бессимптомно или с минимальными симптомами, поэтому у них не берут тесты. Абсолютно нормально, что число носителей антител выше, чем число официально зарегистрированных случаев заражения.

Мы одни из первых, кто опубликовал данные серопроса за последний период, осень-зиму. В целом, наши результаты соответствуют тому, что было раньше. Мы наблюдаем рост числа переболевших, и он относительно небыстрый: пока переболела меньшая часть населения Петербурга. Миллион — не так много. Это значит, что эпидемия будет продолжаться и, по всей видимости, естественным путем нам не достичь популяционного иммунитета.

В течении января мы подведем окончательные итоги, пока есть несколько гипотез. Предварительно можно сказать, что не у всех, у кого есть обычные антитела, есть защитные вирусные антитела — которые уже непосредственно защищают от вируса. Значит ли это, что люди не защищены? Мы пока не знаем всех механизмов защиты от коронавируса, антитела могут быть не единственным.

 

Почему в ноябре число людей с антителами резко выросло

АБ: Не нужно исследования, чтобы видеть, что у всех уже как минимум есть знакомые, которые переболели. Мы видим новости о заполненных медучреждениях, поэтому я думаю, что рост показателей в нашем исследовании не должен вызывать удивление. В рамках второй волны рост зарегистрированных случаев во всем мире гораздо больше, чем весной.

В сентябре люди вышли на работу, открылись учебные заведения, увеличилось число контактов. Антитела выявляются после перенесенной инфекции, это значит, что нужен период на болезнь. Поэтому, скорее всего, всплеск доли людей с положительным тестом на антитела в ноябре отражает чуть ранний всплеск заболеваемости в Петербурге, который, в принципе, предсказывали все.

Изначально у нас были довольно низкие показатели людей с положительным тестом на антитела, и мы готовились к тому, что у некоторых они будут теряться: были публикации о том, что до трети людей теряют положительный ответ по прошествии 60 дней. Мы думали, что у нас будет то же самое, но оказалось, что почти у всех переболевших сохранился положительный тест. Значит ли это, что эти люди защищены? Мы бы хотели так думать, но уверенности у нас нет.

Но тут важно уточнить, что мы в наших исследованиях используем несколько тестов. Сейчас мы получили результаты двух из трех и увидели, что многое зависит от самой тест-системы.

ДШ: При проверке антител мы использовали несколько тест-систем: «Вектор-Бест», тест лаборатории Genetico, тест компании Abbott. Я могу сказать, что тесты «Вектора» и Genetico хорошо коррелируют между собой: они находят антитела примерно у одних и тех же людей. Результаты третьей системы слегка выпадают, мы пока проверяем информацию по ней.

 

Многие ли заражаются коронавирусом повторно

АБ: Первые положительные результаты тестов на антитела мы получили в конце мая. А последний раз кровь у наших участников брали в конце ноября. То есть мы можем сделать вывод, что антитела сохраняются от четырех до шести месяцев.

Пока, судя по тому, что мы видим во всем мире, повторные заражения — редкое явление. Это важный момент, на который нужно ориентироваться. Все изменения в крови, будь то антитела, нейтрализующие антитела — это косвенные признаки наличия иммунной защиты. Если мы увидим в популяции массовые повторные заражения, это будет значить, что у нас закончилась иммунная защита от коронавируса, что бы там тесты ни показывали.

 

Что нового удалось узнать о механизмах распространения коронавируса

АБ: Пока единственный результат, который нам удалось получить, — то, что среди курильщиков ниже процент людей с антителами. Этот механизм нам пока непонятен, но есть несколько исследований в мире, которые говорят о том же. Мы также знаем, что у курильщиков тяжелее протекает заболевание.

ДШ: Нужно подождать, пока биологи возьмутся объяснять, почему среди курящих меньше людей с антителами. Объяснений может быть великое множество. Например, какой-то биологический механизм, связанный с дымом. Или какая-то социальная трактовка, что к курящим реже приближаются люди на улице.

АБ: Наши опросы также показали, что меньше людей с антителами среди тех, кто постоянно мыл руки. Но тут мы тоже не можем сказать, что есть прямая корреляция, потому что эти люди и по-другому относились к своему здоровью, и в принципе отличались от тех, кто не стал чаще мыть руки.

К сожалению, наш тип исследования может давать только какие-то гипотезы, но мы не можем в рамках используемых методов, отвечать на конкретно поставленный вопрос: «почему и как распространяется коронавирус?»

 

Сколько человек из исследования перенесли коронавирус без симптомов

АБ: На первом этапе у нас было порядка 25% носителей антител, которые перенесли инфекцию бессимптомно. Сейчас их около 12%. Но в первом и втором запуске исследований мы спрашивали людей о том, были ли у них какие-то симптомы начиная с февраля. Понятно, что весной с февраля прошло меньше времени, чем осенью. Значит, сейчас выше вероятность, что люди хотя бы единожды чувствовали какие-то симптомы.

В целом, есть какая-то доля людей, которые болеют бессимптомно. Это может быть четверть, может быть одна пятая.

 

Что будет с пандемией дальше

АБ: Мы прожили десять месяцев с пандемией, и у нас до сих пор нет даже 30% носителей антител в популяции. При этом мы видим высокую общую смертность, больницы продолжают принимать тяжелых пациентов. Если не начнется массовая вакцинация, то погибнет не меньше, чем уже погибло. Более того, мы будем вынуждены ждать еще как минимум столько же времени. Тем более что мы не знаем какой в итоге будет естественный иммунитет.

Сейчас мы видим, что антитела сохраняются на протяжении 4–6 месяцев, но неизвестно, чего ждать дальше. Из истории болезней мы знаем, что вакцины дают более сильный и длительный иммунный ответ, чем тот, что приобретен через естественное течение болезни. При массовой вакцинации мы избежим тех потерь, которые можем получить.

Нужно привить от 60 до 80% населения. Начать с групп риска и потом переходить в общую популяцию. Есть большая надежда на вакцинацию и на то, что она будет успешной, а иммунная защита длительной. Но о ее первых успехах можно будет судить только к середине 2021 года.

 

Читайте также материал о первом этапе исследования антител в Петербурге. Координаторы исследования — социолог Кирилл Титаев и эпидемиолог Антон Барчук рассказали, как эта работа поможет в борьбе с коронавирусом, когда ждать ее результатов и почему антитела не гарантируют защиту от COVID-19.

 

Фото: Источник