Антон Барчук: «Я думаю, что в эту вспышку уже переболеют все»

 
28.07.2021
 
Институт междисциплинарных медицинских исследований (ИММИ)
 
Антон Алексеевич Барчук
 
Публикации в СМИ

Онкоэпидемиолог, директор Института междисциплинарных медицинских исследований (НЦ ИММИ) Антон Барчук дал интервью «Бумаге», в котором рассказал, стоит ли петербуржцам ждать новых ограничений, сколько человек переболеют в третью волну и как оценивать официальную статистику. 

Приводим текст интервью полностью:

 

— По всей России растет заболеваемость, а в Петербурге проводят ПМЭФ, Евро-2020 и «Алые паруса». Как вы думаете, насколько такие мероприятия эпидемически опасны? 

— В принципе скопление людей опасно. Но важно не проведение мероприятий, а то, что какие-либо меры контроля в России, в том числе Санкт-Петербурге, отсутствуют. Единственная [серьезная ограничительная] мера, которая осталась, — ношение масок. Но, как вы знаете, ею пренебрегают 95 % людей. 

Мы смотрим за активностью людей в городах России, которую отслеживает «Яндекс». Можно сказать, что последний месяц она [активность] на том же уровне, что и до пандемии. Иногда люди даже активнее, чем до пандемии, потому что, видимо, решают те дела, что не удалось решить [во время действия ограничений], или просто устали от отсутствия живого контакта.

Мы писали, что половина жителей Петербурга переболела [или привилась от коронавируса], но [вторая] половина-то не переболела, [из-за чего и растет заболеваемость]. С учетом низких темпов вакцинации и того, что даже переболевшие и вакцинированные (около 10 % из них) могут заболеть, у нас получается то, что получается.

Сваливать все на ПМЭФ, чемпионат Европы — не имеет смысла. В Москве не было ни экономического форума, ни Евро — и они получили свою очередную вспышку. Я думаю, что подобная ситуация и в Петербурге, но с поправкой на то, что Петербург всегда немного отстает от Москвы [по началу роста заболеваемости].

 

— Как говорил в апреле 2020-го губернатор Александр Беглов, Петербург отстает на две-три недели.

— Да, но это очень условно. Я думаю, что сейчас болеют те, кто не переболел и не вакцинировался. 

При этом, как я уже сказал, вакцинированные тоже могут болеть. Это нормально, вакцина эффективна, но не предотвращает на 100 % болезнь. Многие попали в ситуацию очень частого контакта с вирусом: если постоянно находиться в таких условиях, то есть вероятность заразиться, конечно. Зато если [привитый] человек будет болеть, то в легкой форме. 

Вакцинация вкупе с переболевшими и ограничительными мерами могла бы остановить распространение вируса. Но у нас, к сожалению, все еще большое количество невакцинированных.

 

— Недавно Беглов сказал, что новый рост заболеваемости объясняется цикличностью вирусной активности. Это может быть так?

— Здесь нужно понять, что такое цикличность вируса. Как только это станет понятно, я смогу ответить.

С одной стороны, если мы говорим о том, что для вируса снимаются ограничения и люди начинают контактировать, то да, это новый цикл. 

С другой — если говорить о сезонности, то она тоже определяется поведением людей. Почему мы видели, что летом 2020 года у нас перестал распространяться вирус в популяции — потому что люди перестали контактировать. Были надежды, что и этим летом произойдет то же самое и мы избежим третьей волны, но этого не произошло.

Есть гипотезы, что на распространение вируса влияет погода и влажность, но основное, почему вирус передается или не передается, связано с контактами людей.

Отдельная история — новые штаммы. Возможно, они могут чуть эффективнее распространяться, а значит, нужно еще меньше контактов, чем раньше, для массового заражения. Это важный момент, который может отличать текущую ситуацию от прошлого года.

 

— Статистика «Стопкоронавируса» показывает рост по многим городам России, активный рост — по Москве. В Петербурге же рост медленный, на несколько случаев в сутки. Как это можно расценивать, на ваш взгляд?

— Мы отстаем от Москвы. В Москве тоже все стабильно шло вверх какое-то время, но без резкого подъема. А потом он [подъем] все же случился. Если Петербург дойдет до той же точки, то и у нас будет резкий подъем. В определенный момент это случится, и лучшее, что могут сделать простые люди, — попытаться снизить число контактов по возможности. 

Экстренная вакцинация, конечно, не поможет. Потому что, чтобы вакцина заработала, нужно минимум две-три недели после укола (а желательно больше).

К тому же все равно ближайшие семь — восемь дней будут регистрироваться случаи заражения, которые произошли сегодня.

 

— В Петербурге власти скрыли альтернативную статистику, где было указано число госпитализаций и занятых коек. Согласно «Стопкоронавирусу», заболеваемость растет медленно. Но «Фонтанка» пишет, что число госпитализаций в Петербурге выросло с 510 до более чем 700 за неделю. А еще две недели число госпитализаций в среднем составляло 400.

— Здесь сложно говорить о чем-либо. Альтернативная статистика, о который вы говорите, в принципе билась с тем, что показывал «Стопкоронавирус». Правда, статистика «Стопкоронавируса» по Петербургу почему-то была сглаженной. Что происходит сейчас — я не могу сказать.

Как я понимаю, в Петербурге еще и новые койки разворачивают (это действительно так, Мариинскую больницу и Госпиталь для ветеранов войн перепрофилируют под COVID-19 — прим. «Бумаги»). Это делают, конечно, для того, чтобы класть туда людей.

Но опять обсуждать статистику мне кажется странным. Если мы видим, что происходит в Москве, более-менее понятно, что будет в Петербурге.

 

— Чего вообще ожидать петербуржцам? Вероятно, усиления ограничений?

— Возможно — да, это может произойти. Решение, я думаю, будут принимать в зависимости от тех данных, которые будут. В Москве вот решение было принято — это реакция на ситуацию.

Видимо, никто не ожидал такого большого роста. Но это [рост заболеваемости] неудивительно. Потому что после первой вспышки в России, по нашим подсчетам, переболело лишь около 10 %. Мы [Петербург и Москва] пришли к 40–45 % переболевших только в апреле, получив гигантскую зимнюю вспышку. Странно было бы не ожидать, когда все меры сняты, что люди снова начнут болеть. Полное отсутствие мер — это риск вспышки.

Я думаю, что в эту вспышку уже переболеют все. И мы дойдем наконец-то до популяционного иммунитета таким путем. К сожалению.

 

— В Москве ввели ограничения по времени работы для общепита, как в 2020-м в Петербурге. Возможно, такая мера снова появится в городе. Как вы оцениваете эффективность этой меры?

— Суть в том, что любые ограничения контактов людей способствуют их снижению. Если мы ограничим время работы мест скопления людей на два часа, то будет снижение определенного числа контактов, если на три часа — то снизится чуть большее число контактов. Когда ограничивать — выбор властей. В дневное время — странно, так как заведениям можно сразу закрыться.

Можно рассуждать, что люди, которые приходят вечером в заведения, больше задерживаются и больше контактируют. И что в барах и караоке встречаются люди из разных «кластеров» и районов, что увеличивает распространение вируса. Но на самом деле это просто ограничительная мера, которую используют во многих странах, чтобы снизить заболеваемость.

 

Оригинал материала доступен на «Бумаге».

Фото: Pixabay