О ситуации с COVID-19 в тюрьмах

Дата:
22.05.2020
Спикер:
Ксения Рунова
Организатор:
Институт проблем правоприменения
Рубрика:
Хроники пандемии

Есть группа людей, о которых в нашем обществе не принято заботиться и волноваться. Но это не значит, что они не нуждаются в этом. Младшая научная сотрудница Института проблем правоприменения Ксения Рунова подготовила обзор ситуации с российскими заключенными и подсудимыми во время пандемии.

У нас немного информации о ситуации с коронавирусом в тюрьмах. Так, у нас есть официальная информация, но она вызывает сомнения. Федеральная служба исполнения наказания одно из самых закрытых ведомств, где не раз происходили случаи сокрытия информации о коррупции, пытках и других нарушениях в исправительных учреждениях и СИЗО. Тем не менее, даже по официальным данным 145 заключенных и 617 сотрудников ФСИН уже болеют коронавирусом. Руководство ФСИН не отрицает, что 22 СИЗО переполнены и даже отправили письмо в Верховный суд с просьбой о том, чтобы суды старались отправлять подозреваемых и обвиняемых не в СИЗО, а под домашний арест. Однако и по сей день ситуация остаётся без изменений. Тех, кто уже пребывал в СИЗО некоторое время суды также не отпускают под домашний арест. После вынесения приговора осужденных отправляют в исправительные учреждения, и это способствует попаданию вируса на их территорию. Так как в Москве нет колоний, то всех осужденных из СИЗО везут в другие регионы, что также может способствовать распространению заболевания.

Примерно 10% российских заключенных ВИЧ+, около 14 тысяч больны открытой формой туберкулёза, представители обеих групп при заражении COVID-19 могут не перенести заболевание. Кроме того, у многих снижен иммунитет на фоне стресса и скудного питания. Тюремная медицина скорее всего не готова к большому числу зараженных. Помимо недостатка оборудования, в системе недостаточно врачей и медсестер. Из-за того, что тюремная медицина не подчиняется министерству здравоохранения, организовать госпитализацию больных, а особенно госпитализацию в гражданскую больницу сложно, так как режим содержания должен продолжать соблюдаться, сотрудники ФСИН должны сопровождать своих подопечных и охранять их. Однако специальных сотрудников для этих целей нет. Ведомственные же больницы не смогут вместить всех.

Кроме того, социальный климат в тюрьмах может только ухудшиться из-за строгой изоляции, когда ни родственники, ни правозащитники не могут посещать учреждения, а сотрудники пребывают на одной территории с заключенными по 2 недели и днем, и ночью. Это может грозить ухудшением психологического состояния как одних, так и других, учащением конфликтов и жестокого обращения с заключенными, риском возникновения беспорядков.

Что касается мер по снижению ущерба от эпидемии, то во многих странах была введена амнистия, часть освободили досрочно или с отсрочкой от отбывания наказания. В России, по заявлению представителей Госдумы, амнистия не предвидится в ближайшее время. Власти не предложили никакой дополнительной поддержки ни самим заключенным, ни людям, которые содержат своих родных за решеткой. Дополнительные денежные выплаты получат сотрудники учреждений ФСИН, так как они работают в сложных условиях и тоже подвергаются риску заболеть.

Я думаю, что амнистия для некоторых категорий граждан по не тяжким преступлениям была бы действительно хорошей мерой, которая помогла бы разгрузить колонии и СИЗО. Однако, кроме этого необходимо поддержать освобождающихся по амнистии или без нее, так как в нынешних условиях найти работу или обратиться в социальные службы стало еще сложнее чем раньше. Освободившись, бывший заключенный может остаться без средств к существованию и будет нарушать не только правила самоизоляции, но и закон.